Ну вот ниибу, какое этому дать название. ТТ

Кромка листа бела, как могильный камень, строчки тесьмой ложатся на белизну, если бы я сумел шевелить руками, я бы старался выбраться, улизнуть. Я понимаю - мир, он, конечно, добрый - только добро метелями замело. Каждая строчка ранит туда, под рёбра, где ещё как-то живо моё тепло. Ночи - длиннее, стужа - стальнее, крепче, строки, увы, больнее из раза в раз. Где-то в верху кричит оголтелый кречет, может про тех, забывших давно про нас? Кто пожалеет, кто мою ношу снимет? Кто приласкав, укажет мне путь назад? Нет никого в холодном моём Скайриме. Это мой личный снежно-бумажный ад.

Первые годы - память о том, что прежде, жаре огня, пылающего вверху. Времени валы мелят мою надежду и превращают в зыбкую требуху. "Брежу, мол, есть мечтающий кто-то там ведь!" Не позабудь, оденься и приходи! Впрочем, не бред - конечно же, просто память лезет, как кровь из раны в моей груди. Пишутся строки, знаешь, легко и быстро темень такая, словно бы я во сне. Даже во мраке с пальцев слетают искры, чтобы хотя бы что-то светило мне. Как оживиться, чем с белизной сражаться? - Нет ни меча, ни дружеского плеча...

Время драконов, нордов - былое, братец, если боишься, лучше о нём молчать.

Нервы замёрзнут, чувства в снегу потонут, будет спокойно. хоть и темным-темно. После - века, как кони на перегонах мчатся вперёд испуганным табуном. Лучше молчать... Тут видишь, такое дело - мне не спастись, и скоро уже, пойми, ручкой с рукою станут единым целым, сети чернил заменят реальный мир. Помнить про всё, что было - твоя работа, братец, беги, беги до конца строки...

Всем расскажи. И если поверит кто-то - я напишу про каждого из таких.

@темы: Стихи, Грустняк